.Coffee and cigarettes

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » .Coffee and cigarettes » .Флешбеки » Не ходите, дети, в Африку гулять...


Не ходите, дети, в Африку гулять...

Сообщений 1 страница 20 из 97

1

Около трех лет назад, в одном немаленьком европейском горде, в одном недетском ночном клубе...
И дальше по сюжету х))

Белль ди Лефевр, Исаминэ Шикиаки.

Отредактировано Shikiaki Isamine (2011-07-11 02:10:26)

0

2

Кто бы мог подумать, что Бель поведется так легко на подстрекания одноклассников. А ведь он успел поспорить с ними, что ему удастся проникнуть в ночной элитный стрип-клуб, до того, как заметил подвох. Да, это все подростковый возраст гнал в сознании юноши чувство собственного достоинства и мужской гордости.
    - Мужик сказал, мужик сделал, - заверил себя Бель, с каждым шагом приближаясь все ближе к заветному входу в обитель «взрослых». Он был еще совсем юн. Не так давно исполнилось шестнадцать и до совершеннолетия совсем не близко, да и внешностью старше он не выглядел, но, тем не менее, был полностью уверен в своем успехе. Ведь на протяжении всего дня мальчишка тщательно продумывал план.
    Скрывать свой возраст и пытаться сойти за взрослого БеллиНеил не стал. Во-первых, с его личиком это невозможно, во-вторых, подходящую одежду достать было неоткуда, да и глуповат вариант. Не прокатит, даже если поверить в стереотип о том, что все охранники тупы как пробки. Самым оптимальным - было одеться, как обычно, но не слишком ярко. Джинсовые штаны, порванные в нескольких местах на бедре и коленях, футболка, клетчатая рубашка поверх. Естественно, самая удобная обувь – кеды. Это так, на всякий случай, чтобы убегать было удобно. Волосы растрепаны, несколько оставленных длинных прядей заплетены в косички, а так все та же стрижка под каре. Хотя для парней и считается «длинными волосами», несмотря на то, что едва до плеч доходят.
     У входа в клуб уже собралась обильная толпа. Не удивительно, ведь он славился в здешних краях. Двое мужчин в черных футболках с надписью «Security» проверяли документы и пригласительные, а некоторых, особо значимых или частых клиентов, знали в лицо и пропускали сразу.
     Весь план Беля был чрезвычайно простым и крайне рискованным, но он был готов пойти на это. В конце концов, не только ради спора он пришел сюда, но и из-за собственного любопытства. Когда еще доведется возможность побывать в таком месте? Не раньше, чем через четыре года это точно.
     Разглядев среди подходящих к выстроившейся шеренги весьма солидную на вид пару, каких однозначно пропускают без лишних слов и препирательств, Бель поспешил присоединиться к ним и шагать рядом почти наравне. Разве что на полшага позади. Мужчина смерил его удивленным и крайне подозрительным взглядом, на что юноша не отреагировал, а продолжал следовать за ними с непринужденным выражением лица. Словно это в порядке вещей, чтобы подростки слонялись по городу в столь поздний час, да и в столь сомнительном месте.
    - Ты его знаешь? – поинтересовалась женщина, обращаясь к своему партнеру. Похоже, она тоже заметила что-то странное. И пусть старалась говорить как можно тише, Бель прекрасно различал ее шепот. Мужчина же отрицательно покачал головой и отвел взгляд, по-видимому решив, что юноша не заслуживает такого внимания.
    На самом деле он собирался прикинуться их ребенком и пройти как бы «за компанию», но, видать, удача засомневалась в успехе подобного плана и решила слегка посодействовать. Когда до охранников оставалось всего несколько шагов, а они, кстати, уже пронизывали ребенка взглядами, произошло что-то непонятное. А именно - оба мужчин вдруг схватились за передатчики у них в ушах и застыли, как статуи, с каменными выражениями лица. Словно напряженно вникали в суть того, что там говорили. Они настолько увлеклись, что оставили без внимания проходящую мимо пару и подростка, увязавшегося за ними хвостом. Признаться, Бель и сам не поверил, что ему так легко удалось пройти внутрь, но это было еще не все.
    На входе в главный зал его таки остановили какие-то люди в черных деловых костюмах.
    - Парень, ты не заблудился? – грубый, чуть хрипловатый голос одного из них.
    - Я?! Конечно, нет… - усмехнулся Бель достаточно дерзко, чтобы сойти за разбалованного ребенка влиятельной семьи. – Но если хотите, можете обсудить это дело с моими родителями. Правда, они рады не будут, потому что это уже третий раз за сегодняшний вечер, - тяжело вздохнул, словно действительно устал. – По-вашему, я бы прошел сюда самостоятельно? Думаю, нет. Поэтому хватит меня беспокоить и дайте пройти, - скрестив руки на груди и высокомерно задрав нос, юноша прошел напролом, намеренно задев их плечами. Хотя, они сами виноваты, что вовремя не отошли с дороги. – Иначе у вас могут быть проблемы… - бросив через плечо, Бель скрылся среди толпы большого зала.
    Сложно было не поверить ему на слова, но никто не застрахован от того, что люди – мнительные существа и могут перестраховаться, таки принявшись узнавать, чей это ребенок. Поэтому, пока не началась массовая паника, юноша скрылся в темном углу и переждал некоторое время там.
    - Хмм… никаких признаков того, что меня ищут. Что ж, значит, не такое уж большое внимание я к себе привлек, - облегченно выдохнул Бель, осматриваясь. Больше всего его взгляд привлекали женщины на стойке с пышными формами. Если честно, таких он видел только в порно журналах, которые прятал под подушкой. Ну, кто из подростков этим не занимается? Ему же, в конце концов, уже шестнадцать. Пора бы подружкой обзавестись, но Белю с девчонками как-то не везло. – Была ни была, но надо еще чего-то попробовать, раз уж я тут.
     Нет предела желаниям человека и детскому любопытству. Поэтому, набрав в грудь побольше воздуха, а в сердце – храбрости, Бель подошел к оставленному без внимания столику и самым наглым образом забрал оттуда рюмку с янтарной жидкостью и парой кубиков льда. Он запомнил пару, что тут сидела, и, не отметив их поблизости, решительно принюхался к спиртованной жидкости и смело влил ее себе в рот. Целиком.
    Горло яростно прожгло, вызвав приступ кашля. У Беля аж глаза прослезились и в нос ударил противный запах.
    - Что это за хрень?! – возмутился юноша, поставив на место рюмку, а сам вновь скрылся в тени своего заветного уголка. Он, конечно, пробовал раньше алкоголь, но не выше шести процентов. – Лучше бы пива взял… хотя там его не было.
    Бель не сразу заметил, как голова начала кружиться. А желание повторить процедуру возникло как-то само по себе. Дождавшись, когда парочка вновь куда-то отлучиться, юноша снова опустошил их бокалы. Признаться, он уже не различал точно на вкус, что это было. Но жидкость хорошенько ударила ему в голову, так что страх быть разоблаченным куда-то испарился.
    Клубная музыка била в уши, свет прожекторов слепил глаза, время от времени Бель различал рев толпы, какое-то посвистывание. Как он оказался на барной стойке, юноша не помнит, но все еще чувствует ритм музыки, плавно двигается возле шеста, время от времени придерживаясь за него, чтобы не упасть. Рубашка медленно стала сползать с плеч, а вскоре и вовсе упала на поверхность стойки. Наклонившись, Бель ее поднял, а вот выпрямиться обратно оказалось сложнее. Координация уже нарушена, поэтому, покачнувшись, он чуть было не упал. Вместо него в толпу полетела злосчастная рубашка, а юноша, расплывшись в игривой усмешке, продолжен интимный танец с шестом. Ему было хорошо. Весело. И даже чувство тревоги не стало отвлекать от развлечения…
     - Как же здорово! Мне здесь определенно нравится…

0

3

День в делах прошел уныло. Не сказать, что Шики не любил заниматься делами — нет, он был фанатично предан клану и работал на его процветание и благо с радостью и рвением питбуля. Однако же когда все складывается так, как должно, тебя невольно накрывает скука, и осознание того, что в этом мире все идет по налаженной схеме, шестеренки вертятся в нужную сторону, а люди исполняют отведенные им тобою роли, ввергает в пучины отчаяния. Вот и сейчас юный Исаминэ Шикиаки, войдя в свой отельный номер класса люкс, изнывал от отчаяния, вызванного размеренной неизбежностью бытия сильного человека, в мире которого все происходит по его законам. А тебе всего двадцать два года, и хочется в жизни чего-то поярче согласованности событий и явлений.

Телефонный звонок. Приятель. Предложение провести свободный вечер в клубе. Да, через час буду.
Яркая неоновая вывеска. Длинный хвост очереди перед входом. Охрана в черном. Он сам, мало чем отличающийся от обычного человека среднего дохода. Только если приглядеться, можно понять, что черные брюки, черная рубашка и сиреневый галстук стоят в разы, в разы дороже тех, что носят простые смертные. Да часы на запястье поблескивают сапфировым стеклом и тусклым благородным бликом платины.

Черный лимузин отеля подкатил ко входу. Шикиаки дождался, пока перед ним откроют дверь, и вышел из автомобиля. Не обращая внимания на толпу, прошел сразу к охране, представился и без проблем получил доступ в недра клуба экстра-класса, ставшего на этот сезон самым модным ночным заведением Западной Европы.
А там его уже ждали. Золотая молодежь, привыкшая сорить родительскими деньгами. Красивые и избалованные парни и девушки, живущие сегодняшним днем, пока позволяют родительские деньги. Шикиаки не разделял их взглядов на жизнь, но дел он с ними не вел — так, всего лишь знакомые с курортов мира, — а какая разница с кем сплясать на столе?

Они сидели за столиком — он и еще двое приятелей: Пьер Дебюи и Винчеццо Сточчи, и конечно же лощенные девицы, Бог весть откуда взявшиеся, чьи имена утром никто уже и не вспомнит — и смотрели стриптиз. Длинноногие, пышногрудые стриптизерши, лучшие представительницы своей породы — в этом клубе другие не работают — танцевали у шеста, срывая одобрительные крики и свисты у зрителей. Их загорелая кожа казалась бархатной в ультрафиолете, тонкие ниточки нижнего белья, еще не снятого, светились в темноте, и девушки, словно пантеры, выгибались, демонстрируя свои тела.

В этот момент в до секунды выверенный хореографом гипноз вторгся диссонанс. Шикиаки чуть не подавился своей «Голубой лагуной». На сцене возник худой светловолосый парнишка, вызывающий взрыв стереотипов одним своим внешним видом, и принялся кружить у шеста. На мгновение в зале повисла ошалевшая тишина, и тут же раздался свист — одобрительный и совсем наоборот.
Шики откинулся на спинку диванчика наблюдать за плавными и притягивающими движениями подростка.

Отредактировано Shikiaki Isamine (2011-07-11 11:02:49)

0

4

Повернувшись к залу спиной, юноша искушающее медленно стал задирать футболку все выше, прогибая спину и водя пальцами вдоль обнажающихся боков. Стянув ее через голову, обернулся и с веселым смехом стал махать ею над головой, приблизившись к краю стойки. Признаться, он не ожидал, что оттуда за ним потянуться руки, станут хватать за штанины, руки, вообще за все, до чего дотянуться. Какие-то страшные рожи мужиков мелькнули перед глазами, не на шутку испугав подростка. Похоже, зря он играл с огнем.
   - Иди сюда, хорошенький, - слащенный голосок какого-то дяденьки, который на вид Белю в отцы годится. У него во взгляде пылала похоть, и даже в опьяненном состоянии мальчишка был в состоянии это распознать. Ведь испытывать на себе домогательство со стороны пьяных стариков ему уже приходилось ранее.
   - Отвали от меня! – перепуганный, он оставил отпечаток от своей подошвы на его и без того страшном лице. Мужчина залился краской, но не от смущения – от злости. К стойке подбежали охранники, стали окружать непутевого ребенка. Бель же, давно получивший опыт в бегстве, достаточно ловко увернулся от их рук и спрыгнул к людям. Он был маленьким, худым, проворным. Не то, что амбалы, которых понабрали для поддержания порядка в клубе. – Да что я вам-то сделал?! Лучше того извращенца уводите! – бросил он, оборачиваясь к парням в черных костюмах. Бель все еще помнил, что является сыном влиятельной семьи и должен вести себя соответственно. – По-вашему, кто я такой?! Да вы хоть знаете, на кого руки распускаете?! – искренне возмутился юноша, вводя тем самым охрану в растерянность и недоумение. – Хотите работы лишиться?! Или вам жить надоело?! – продолжал наступление мальчишка.
   Расставаться с жизнью по глупости мужчины явно не спешили. Они стали переглядываться, выискивая среди друг друга того, кто отважится выступить против. Бель же, скрестив руки, стал ожидать их решения. Он был похож на обиженного смазливого ребенка богача, с завышенным самомнением и крайним эгоизмом. Причина для сомнений в его подлинности могла возникнуть только одна.
   - А где твои родители? Ты, похоже, перебрал. Надо их поставить в известность, чтобы они тебя забрали домой. Ведь это не место для… - один из них, похоже, все же не был лишен достатка ума и смог пойти на хитрость.
  - Хочешь сказать, что ты не знаешь моих родителей?! – Бель же тоже был не из трусливых. Свою роль он был готов играть до конца, вот только ноги предательски подкашивались, а голова все больше кружилась. Трезво рассуждать становилось все сложнее, как и связывать предложения. Схватившись за голову, юноша пошатнулся, и чуть было не упал, но его вовремя кто-то подхватил за локоть из толпы. – Мне что-то не хорошо… надо присесть, -  проговорил он, не поднимая взгляда.
   - Черт, что же это со мной?! И бегать я теперь не в состоянии…
    Хохот. Истерический хохот стал разрывать грудную клетку юноши. Похоже, рассудок устал бороться с алкоголем в крови и решил на некоторое время отступить. Вот только веселье мальчишки, похоже, никто не разделял. Ведь родители не спешили подобрать своего драгоценного сына.

0

5

Наблюдая за танцами пьяного мальчишки, Шикиаки словил себя на мысли, что улыбка все шире и шире растягивает губы. Причиной тому было некоторое нарушение привычного порядка: перед толпой вместо профессионалок раздевалась обезьянка — ошибка в строгом алгоритме грозила перерасти в хаос. Удар ногой, который парнишка отвесил какому-то не в меру желающему мужику, послал пьяную толпу вразнос, и там уже было все равно, толпа ли это простых смертных или богатеев — градус уравнивает всех.
Шикиаки наблюдал, как получивший пинок боров ломанулся на сцену. Следом за ним поспешила охрана, до сих пор мирно наблюдавшая за подростковым стриптизом. Мальца спасли только ловкость, да мелкий рост, позволивший ему, подобно рыбешке, протискиваться  между нетрезвых и оттого неповоротливых посетителей клуба. Охрана же завязла в потной толпе.
Но всякому везению приходит конец, особенно, если это везение — результат твоего собственного проворства. Исаминэ с приятелями, посмеиваясь, наблюдал, как парнишку все же отловила и взяла в круг охрана.
- Ну вот и финита ля комедия, – пьяно прокомментировал Дебюи, отхлебывая «Хеннеси» из кристально-чистого снифтера. Девушки, сидящие по обе стороны от него, глупо захихикали, создавая иллюзию остроумия француза.
- Еще нет, – Шикиаки поднялся с дивана. – Я сейчас вернусь.

Когда он добрался до кольца охранников, обезьянка уже схватилась за голову и заливалась истерическим смехом. То ли нервы не выдерживали, то ли алкоголь давал себя знать. Мальчонка пытался держаться бодро и вызывающе, да получалось уже плоховато. Наконец, его накрыло полностью и он начал оседать на пол. Шики только успел подхватить того под локоть, чтобы не дать окончательно упасть.
- Ну вот и ты, – начал он, уверенным жестом отодвигая в сторону охранника и входя в «оцепление». – Набесился?
К ним подбежал менеджер со светящимся люминисцентным фиолетовым светом беджиком на лацкане пиджака.
- Что тут происходит?
Японец всмотрелся в фамилию на значке.
- Мсье Житаль, – он наполовину вынул из кармана карточку VIP-гостя и небрежно сунул ее обратно, – тут ничего не происходит. А всему этому сыру-бору, я уверен, вы найдете какое-нибудь объяснение.
С этими словами Шикиаки уверенно и надежно сжал пальцы на плече обезьянки и повел того за собой к столикам для особо дорогих гостей заведения. Подведя его к одному из столов, вокруг которого двумя полумесяцами стояли кожаные диваны, Шикиаки произнес:
- Знакомьтесь, господа, мсье Пьяная Мартышка, – легким жестом, исключающим любое сопротивление, толкнул парнишку на диванчик и сам сел рядом, отрезая пути к бегству. Таким образом мальчонка оказался зажатым между шикарной девицей справа и японцем слева.

0

6

Бель провел недоуменным взглядом по мужчине, который все еще придерживал его за локоть, чтобы тот ненароком не завершил начатое падение. Выглядел молодо, лет двадцати. Глаза заужены, как у азиата. Вот только юноша, ранее не интересовавшийся восточной культурой, не мог на глаз различать японцев от корейцев, поэтому точно определить национальность незнакомца не спешил.
   Пусть юноша не вмешивался в разговор, он четко уловил его суть. Голова продолжала кружиться, но уже не так сильно, как раньше. Осталось выдавить из себя слова благодарности и тут же направится к выходу, пока не натворил чего посерьезнее, но у незнакомца, похоже, были свои планы на этот счет. Он, сжав плечо Беля, повел его к столикам, по своему виду смахивающим на места для вип персон.
    - Знакомьтесь, господа, мсье Пьяная Мартышка, - произнес азиат, толкнув мальчишку на сиденья. Приземлившись возле какой-то пышногрудой дамы, Бель вознамерился было тут же подняться и выйдя из-за стола, но путь к бегству перегородили. Туда плавно опустился незнакомец.
    - Эй, я не пьяный!!! – возмутился подросток, стукнув по столу кулаками. Правда, он это сделал скорее ради жеста, нежели того, чтобы привлечь к себе внимание окружающих. Именно поэтому стук был не таким уж громким. – То есть, никакая я вам не мартышка! – обиженно процедил он, но, заметив возле себя бокал с неопределенной жидкостью, тут же потянулся за ней. Все остальное перестало иметь значение, хотелось просто ощутить новый вкус. Новый жар. Большее головокружение.
   Наверное, с его стороны оказалось слишком наивно полагать, что за ним никто не наблюдает. Но рассуждать трезво в данный момент Бель просто был неспособен. Поэтому, он самым наглым образом обхватил бокал тонкими пальцами и медленно, словно кот, стаскивающий кусок колбасы со стола, стал тянуть его к себе.
    Хихиканье со стороны сложно было не заметить. Да это дама с самого его момента за столиком безостановочно посмеивалась.
    - Да что она о себе возомнила? Надо мной, что ли, ржет? – промелькнуло в мыслях юноши. Не то, чтобы он так категорично был против женщин, но эта особь определенно ему не понравилась.

0

7

- Ты уж определись, не пьяный или не мартышка, -- засмеялся один из мужчин, развалившихся на диванчике, внешним видом смахивающий то ли на грека, то ли на итальянца. Девушки снова засмеялись.
Улыбнулся и азиат. С неким любопытством, с каким наблюдают за животными в цирке, он следил за тем, как блондинчик тянул на себя стакан. Его движения были вороваты и потешны -- то, чего не хватало в обычной жизни, сейчас было доступно, а алкоголь давал смелости и срывал с тормозов. Шикиаки положил ладонь на бокал, не давая мальчонке завладеть тем.
- Что тебе заказать? -- Он поднял кисть руки вверх, и возле их столика материализовался официант.

0

8

С некоторым детским разочарованием блондин надул губы, осознав, что не видать ему заветной жидкости. Бокал плотно прижали к столу, лишив его возможности передвигаться. Юноша скользнул взглядом вдоль руки и вновь встретился взглядом с азиатом. И, признаться, на мгновение не мог отвести от него глаз. Было что-то в его лице… манящее. Что-то особенное. Естественно, у каждого человека есть черта, выделяющая его из толпы, но у этого парня она каким-то образом весьма заметно бросалась в глаза. Возможно, это было противоречие. Ведь в компании весьма влиятельных людей невольно начинаешь чувствовать себя зажатым, но рядом с ним… этого не происходило. Некая нить доверия. Из-за того ли это, что пятью минутами раньше он защитил его от плотного кольца охраны? Бель и сам не мог понять.
  - Что тебе заказать? – поинтересовался незнакомец, тут же подозвав официанта.
   «С чего бы такая щедрость?», должен был подумать юноша, но вместо этого его голову переполняли совершенно другие мысли.
   - Что? Хмм.. да откуда мне знать как тут что называется? Да я в своей жизни только пиво заказывал. А тут такая прекрасная возможность все распробовать. Хотя, что я мелю? У отца полным-полно спиртного. Вот только раньше я, как-то, не интересовался этим… Впрочем, сейчас не важно! Эти люди пронизывают меня взглядом в ожидании ответа. И что мне им сказать?
   - Эммм… - протянул он неуверенно, поочередно переводя взгляд с официанта на незнакомца и обратно. – То же самое, что и тебе, - пожал плечами, стараясь придать своим словам как можно меньше значения. Так, чтобы они и не заметили его растерянности от подобного вопроса.
    Немного смутившись из-за собственной неопытности, Бель отвел взгляд в сторону и направил его в зал. По привычке же, либо из чувства самосохранения, он продолжал играть роль разбалованного ребенка из знатной семьи, пусть и мало в это кто мог поверить из присутствующих. Тут уже не столько дело в его актерском мастерстве, сколько в фактах.

0

9

Шикиаки улыбнулся, заметив мелькнувшее на лице мальчонки замешательство. Его догадки оправдывались: нищий парнишка, Бог весть как попавший в клуб, надравшийся здесь и теперь неловко себя чувствующий в компании богатеев. Все закономерно и естественно. С примесью интереса во взгляде Исаминэ несколько секунд пристально рассматривал смелого наглеца -- или наглого смельчака, --пока официант ожидал заказа.
- Две "Голубые лагуны", -- коротко бросил Шикиаки, не отводя взгляда от мальчонки. -- И стакан яблочного сока.
Официант молча поклонился и исчез.

- Он такой хорошенький, -- в пьяном восторге взвизгнула грудастая девица возле блондинчика, и наманикюренные пальцы ухватили того за ухо, разворачивая лицом к себе. -- А-а, Шики, у тебя глаз на милашек наметан.
Она наклонилась и заглянула в глаза мальчоке:
- Как же тебя звать, красавчик?

Японец чуть подался вперед, обхватил пальцами запястье девушки и несильно сжал -- та мгновенно разжала пальцы.
- Убери от него руки, -- спокойно, слишком спокойно, отчего фраза прозвучала приказом, сказал он и отпустил ее запястье.

Тут возле столика появился официант и поставил перед Шикиаки и подростком три стакана: два харикейна с "Голубой лагуной" и обычный с соком.

Отредактировано Shikiaki Isamine (2011-07-12 21:33:57)

+1

10

   - Голубые лагуны? Это что за название такое? – из-за алкоголя ли, или из-за смущения, но щеки юноши едва заметно покраснели. Пожалуй, в школьные годы каждый подросток проходил период, когда цвета «голубой» и «розовый» имели особое значение. Одноклассники зачастую любили их применять в шутках и подколах. Детская забава, но если так подумать, то они ведь, действительно, все еще дети. Бель же решил не искать скрытого смысла в названии напитка. Большей частью потому, что думать сейчас совершенно не хотелось. – Расслабься и получай удовольствие!
  - Он такой хорошенький, - неожиданно завопила женщина, что сидела возле Беля. Признаться, он забыл о ней на некоторое время, поэтому холодные пальцы, коснувшиеся его уха, застали подростка врасплох. Вздрогнув от неожиданности, он резко обернулся, чего и пыталась добиться пышногрудая красавица. - А-а, Шики, у тебя глаз на милашек наметан.
   - Шики? – Бель попытался посмотреть на азиата краем глаза. Ведь это к нему обращались, верно? – Так его зовут Шики… Какое интересное имя. Если не ошибаюсь, больше смахивает на японское. Хотя кто их знает, - смышлености шестнадцатилетнего юноши в опьяненном состоянии можно было позавидовать. Хотя, сказался возвращающийся на свое место рассудок. И если его не заглушить новой порцией ядерной жидкости, то здравый смысл вылезет наружу и подтолкнет  его в сторону выхода из клуба.
    А женщина, так ненасытно любующаяся лицом Беля, вовсе не торопилась его отпускать.
    - Как же тебя звать, красавчик? – поинтересовалась она, наклонившись и пронизывая свою жертву взглядом. Окажись на месте Беля другой подросток, он, возможно посчитал это за честь и не упустил возможности пофлиртовать со взрослой и опытной женщиной. Ведь они, школьники, любили подобным хвастаться. Вот только блондину это не прельщало. Более того, эта женщина пугала его. Пугала настолько, что юноша отчетливо ощутил холод в своем теле, несмотря на то, что в помещении было достаточно душно.
    - Бель… - коротко ответил он, искренне надеясь, что утолив свое любопытство, дама отстанет. Но она продолжала удерживать его подле себя и, казалось, останавливаться на этом не собиралась. Если бы не вмешательство азиата, все могло бы закончиться плачевно. Беля могло стошнить. Да, прямо на нее. И, как ни прискорбно это признавать, причина крылась не только в количестве выпитого.
  - Убери от него руки, - спокойный, но властный голос. Шики заставил ее разомкнуть пальцы и отпустить бедного школьника из пут. Почувствовав свободу, Бель интуитивно от нее отстранился и с облегчением вздохнул.
    - Спасибо, - слова благодарности застряли в его устах, поэтому так и не были услышаны. Но чтобы понять друг друга, не обязательно же их произносить вслух?
    Пришедший «как раз вовремя» официант отвлек Беля от особы в коротком платье и глубоким разрезом на груди. Он с интересом принялся разглядывать принесенные стаканы. В двух из них была голубая жидкость, к верху наполненная мелкими кубиками льда и с долькой лимона. Выглядела замечательно. По крайней мере, лучше, чем ему приходилось видеть до сих пор.
   - Это мне? Классно, - взяв в руки стакан, поднес его к лицу и принюхался… Не ощутил сильный запах спиртного и слегка этому удивился. А когда заметил на себе взгляды, спохватился и чуть приподнял его. – За что пьем?

0

11

Отстранившись от Женевьевы, блондинчик максимально приблизился к Шики. В ответ на немую благодарность, японец улыбнулся уголками губ.

Подняв со стола бокал с коктейлем, Шикиаки взглянул на подростка. В том еще играло детство, хотя он усиленно пытался казаться старше, опытнее и закаленнее. Молодой человек прекрасно понимал, что один-два ликеро-водочных коктейля уложат парнишку на стол, но играть в благородного взрослого он не собирался: нажрется -- ну и ладно.

- За что? Ну давай за знакомство, Бель, -- имя подростка Шикиаки проговорил медленно и четко, ударяя этот единственный слог, выделяя его из всей фразы -- словно пробовал имя на вкус. Он поднял бокал выше и окинул взглядом своих приятелей. Те, в свою очередь, тоже подняли свои стаканы. -- Кампай!
И Шикиаки отпил свой коктейль. Затем он вернул его на стол и снова посмотрел на парнишку.
- Бель, расскажи-ка, зачем ты сюда пробрался?

0

12

   Впервые за свою короткую жизнь юноша услышал свое имя с подобным на нем акцентом, словно незнакомец намеренно выделил его из всей фразы. Чего скрывать, Белю было приятно слышать его из уст азиата. Оно звучало совершенно по-другому, как-то по-особенному.
   - За знакомство, Шики, - охотно подхватил юноша, поднимая выше бокал и уверенным жестом чокаясь со всеми протянутыми стаканами. Весело улыбнувшись, он намеревался показать, что рад знакомству не меньше, и не меньше заинтересован в нем.
   Говорят, запретный плод особо сладок. А еще этот плод могли в любой момент отобрать, поэтому Бель, обхватив стакан двумя руками, жадными глотками стал опустошать его. Ведь он все еще ребенок.
   - Бель, расскажи-ка, зачем ты сюда пробрался? – вопрос азиата застал юношу врасплох. Подавившись, он начал громко кашлять, что аж слезы на глаза навернулись. Успокоившись, он поднял удивленный взгляд на Шики. Мужчина терпеливо выжидал ответа, и по его глазам Бель прекрасно понял – врать бессмысленно.  Все окружающие пронизывали его любопытными взглядами, так что подростку не оставалось иного выхода, кроме как рассказать все.
   - Мы поспорили с одноклассниками, - неохотно проговорил юноша, виновато отводя взгляд в сторону. Больше всего ему сейчас не хотелось об этом говорить. Спор-то он выиграл, но в глазах этих людей теперь, однозначно, выглядит еще большим ребенком.
   - Ооо, так ты еще школьник?! – в глазах женщины, что сидела подле него, вновь засверкали недобрые огоньки. – Какая прелесть! – она схватила мальчишку за руку, резко потянула к себе и крепко прижала к груди, заключив в смертоносные объятья. – Такой миленький школьник! – Бель начал чувствовать удушье и попытался было оттолкнуть настырную тетушку, но она лишь сильнее сжала его в своих руках.
    - Мне… нечем… ды-ышать, - еле слышно попытался выговорить блондин, упершись руками в ее талию. Как бы он ни пытался, но силы покидали его. Дело ли только в удушье, или же действие «голубой лагуны», но картина перед глазами Беля поплыла, краски смешались и вскоре вовсе поблекли. Сознание уверенными шагами покидало его.  Безумно клонило в сон, лишая подростка любой возможности сопротивления. Совсем ослабев, он отключился и обмяк в руках пышногрудой красавицы.

Отредактировано Belle di Lefèvre (2011-07-14 10:55:26)

0

13

Мальчонка нетерпеливо и жадно приник к коктейлю -- словно щенок, которому долго не давали пить. Было забавно. Шики, которому после очередного уже коктейля градус тоже ударил в голову, наблюдал за блондином, посмеиваясь. Когда тот закашлялся, Шики удивленно приподнял бровь. Куда ты так спешишь? Ему захотелось сделать всем известный facepalm, но сдержался. Никто ж не отберет...

На сцене начался очередной номер стриптиза, и все сидящие за столиком повернули головы к сцене -- повернул и Шики. Великолепная Джулия танцевала у стула, увлекая клиентов в свое изящное представление. Рядом с ней стоял огромный бокал шампанского. Идея не нова, но зритель всегда рад увидеть нечто подобное тому, что делает Дита фон Тиз. Оригинал номера Шикиаки довелось увидеть воочию, и теперь ему было интересно, насколько же Джулия облажается -- или наоборот, блеснет. Сконцентрировав все свое хмельное внимание на сцене, Шики пропустил момент, когда грудастая Женевьева снова добралась до мальчонки.
- Эй-эй, Жени, -- услышал он голос -- как там ее -- Оливии, -- ему плохо!

Шики резко обернулся и увидел, что Бель обмяк в руках пьяной девки. Не особо сдерживаясь, он схватил ту за руку и одним резкик рывком, мало заботясь о том, что потом на холеных дамских руках останутся кольца синяков, разорвал объятия.
- ***, Женевьева, я же тебе сказал не трогать его, -- зашипел он на ухо девице, -- или объяснить доходчивее?
Он приподнял парнишку и заглянул ему в лицо -- бледный, а в свете ультрафиолета бледный до жути. Шики легко похлопал того по щекам -- ноль реакции. Тогда он приблизил свое лицо к лицу Беля и щекой ощутил теплое дыхание подростка. Отлегло. Он застелил свои колени салфеткой -- так, на всякий случай, -- уложил на них пьяную школоту и уже спокойно досмотрел представление, в котором рыжеволосая Джулия довольно мило плескалась в бокале шампанского.

Когда номер закончился, Шики поднялся со своего места, поднимая на руки мягкое, словно тесто, тело, попрощался и пошел к выходу из клуба. Лимузин уже ждал. Он довез блондинчика до отеля без особых приключений -- если не считать того, что персоналу потом придется отчищать обивку автомобиля от "Блю Кюрасао" и желудочного сока малолетки. Шикиаки занес парнишку в отель, чем вызвал немалое удивление администрации -- благо, холл в это время был уже пустым, поднялся с ним на этаж люксов и зашел в номер. В ванной молодой человек умыл бледное лицо Беля. Из всех комнат люкса он решил положить того в своей спальне -- в своей кровати. От планов, появившихся в голове Шики при виде пляшущей мартышки, пришлось отказаться -- трахать безжизненное тело, которое даже собственного оргазма не почувствует (если таковой вообще приключится) было совсем не комильфо. Так что Шики, раздев парнишку, просто уложил того в свою постель, сам пошел в душ, вернулся и улегся рядом.
Через несколько секунд он словно что-то вспомнил, взял свой телефон и набрал номер личной охраны.
- Кодзюро, -- начал он негромко, убирая со лба спящего малолетки прилипшую прядь волос, -- если утром парнишка решит уйти, не задерживайте его.
Отдав приказ, Шики закинул телефон на прикроватный столик и добросовестно провалился в сон.

+1

14

   Бель проснулся от головной боли, которая, казалось, разрывала его внутри в клочья. Словно кто-то, вытянув его нервные окончания, натянул их на скрипку и стал играть зазубренным смычком. Сев в кровати, он рефлекторно схватился за голову и скривился от неприятных ощущений. Помимо хаоса внутри черепной кары, к горлу подступала тошнота.
  - Черт, что со мной происходит? – не мог понять блондин. О вчерашнем дне у него остались лишь обрывки воспоминаний, притом, что чем больше он пытался вспомнить, тем яростнее пилили «струны». – Как башка-то раскалывается! Что же, черт возьми, вчера было?!
    Бель хотел было опереться на руку, но когда опустил ее, как полагал, на простынь, ощутил мягкую ткань и тепло, исходившее от нее. Взгляд резко опустился и тут же округлился в ошеломлении. Рядом с ним в одной постели лежал мужчина. Более того, обнаженный. Вскрикнув, юноша дернулся в сторону и неожиданно повалился с кровати. Глухой стук, небольшой грохот, после чего настала гробовая тишина. Блондин несколько минут приходил в себя после того, как поцеловался с ковром.
    - Капец!
    Он в ужасе отметил, что и сам совершенно голый. От беспорядочных мыслей голова не только трещала, но и беспощадно кружилась, вызвав очередной приступ тошноты. Вскочив на ноги, юноша забегал по номеру, выискивая нужную дверь. Вычислив ее, поспешил к унитазу.
    Похоже, вчера он, действительно, немного перебрал. Его желудок просто выворачивался наизнанку, предоставляя своему хозяину весь список того, чем он питался последние два дня. Когда мальчишку немного отпустило, он подошел к раковине и хорошенько умылся ледяной водой.
    - Черт!!! Ну как так можно было нажраться?! – возмущался Бель, вытираясь стянутым с вешалки полотенцем. – И вообще, что произошло этой ночью?! Если я не ошибаюсь, то там мужик какой-то в постели… Я что, стал геем?! Или переспал с геем? Разница неутешительна… - глубокий вздох. – И что мне теперь делать? Надо найти вещи… и уносить отсюда ноги! Однозначно!
    Придя к решению, Бель вернулся в спальню, где мужчина продолжал лежать в той же позе, в которой юноша его оставил. На цыпочках, стараясь не издавать лишнего шума, блондин обыскал всю комнату и с облегчением во взгляде нашел свою одежду, которая была аккуратно сложена на тумбочке. Сквозь широкие окна в глаза бил яркий свет, заставляя подростка щуриться. Похоже, время близилось к полудню.
     - Интересно, сколько же я проспал? - задумчиво протянул юноша, плавно переведя взгляд на мужчину. Его лицо казалось умиротворенным. Таким спокойным и беззаботным. Оно отличалась от того, что Бель видел вчера. Постепенно память стала возвращать на места оборванные куски пазла. Даже если и было что-то ночью, все равно это последняя их встреча. – Прощай, Шики.
    Мысленно попрощавшись с азиатом, Бель невольно улыбнулся. Он и сам не мог понять, чем была вызвана эта улыбка. Но об этой встрече у него, почему-то, оставалось приятное впечатление. Правда, когда мысли вновь вернулись к возможному происшествию в этой постели, Бель не смог удержать смущения и, вскочив, поспешил покинуть номер.
    В  холле его пронизывали любопытными взглядами, но никто не стал останавливать и даже задавать вопросов. Бель уже понял, что находится в весьма престижном отеле по его украшению и дизайну.
    - Очередной притон для богатеев, - невольно мелькнуло в мыслях, когда юноша выходил за дверь. Свежий прохладный воздух ударил в лицо. Содрогнувшись от холода, он поспешил к автобусной станции. Его терзало множество тревожных мыслей. Но если их как-то удавалось заглушить, то лицо спящего азиата Бель все же никак не смог забыть.

0

15

В ватный сон ворвался шум, приглушенный толстым ворсом ковра. Шики мгновенно распахнул глаза и уже только потом вспомнил вчерашний вечер. "Ясно, мартышка буйствует," -- мысль робко пробралась в похмельный мозг. Японец решил пока предоставить парнишку самому себе — осмотреться, привести себя в порядок, прийти в себя, наконец. Так что он снова закрыл глаза, прикидываясь спящим. Как Бель ушел из номера, Шики уже не помнил.

***

Полтора года спустя. Париж, самый конец ноября.

13-й округ Парижа, унылый и никому не интересный, разве что кроме самих жителей района. Здесь в основном живут рабочие — в однотипных серых многоэтажках, похожих друг на друга, словно близнецы, напиваются в крошечных грязных забегаловках, возвращаются домой уже затемно и устраивают разгон своим семьям. 13-й округ — это место, где никому ни до кого нет дела, где внимание к себе привлечет разве что золоченая карета с мышами вместо лошадей. 13-й округ — это место с очень удобными для заключения всяких сомнительных сделок зданиями со множеством входов-выходов, подвалами и извилистыми улочками. В 13-м округе находится парижский Чайна-таун — этакая Азия в одном флаконе на левом берегу Сены. Здесь собрались эмигранты из Китая, Вьетнама, Лаоса, Камбожди и Бог весть откуда еще... Да разве это важно, когда по кварталу проходит клич укрыть от полиции  партию эмигрантов без документов, или спрятать на время несколько килограмм белого в вакуумной упаковке порошка, или... Таких «или» можно набрать сотни — и все они напрямую касаются парижской ветки Триады.
Может показаться странным, что общего у Якудзы и Триады? Однако за пределами Азии, в чужой Европе, все узкоглазые предпочитают действовать сообща, если их интересы не пересекаются.

Колеса черно «Пежо» месили кашу из свежевыпавшего снега. Автомобиль уверенно ехал по полным серых сумерек улицам, петляя между грязных многоэтажек. Наконец он выехал в квартал складских помещений и остановился у однго из них — внешне ничем не отличающегося: те же потеки на стенах, те же битые окна, те же массивные железные двери. Из машины вышли два азиата: один в возрасте, с седеющими волосами и цепким взглядом, второй — намного младше, с черными длинноватыми волосами и ярко-карими глазами. У него в руке был длинный прямоугольный чехол. В таких обычно носят духовые музыкальные инструменты: саксофоны, фаготы... Азиат постарше окинул улицу на вид небрежным взглядом и кивнул другому — оба вошли вошли в с глухим скрипом открывшиеся двери.

Минут через пятнадцать-семнадцать к складу подъехал еще один автомобиль — тоже «Пежо», тоже неяркий, точно так же не привлекающий к себе никакого внимания в этом убогом квартале. Следом за ним — два невзрачных грузовика. Из него сначала вышли два молодых парня со взглядами рабочих псов, изучили местность, и только после из «Пежо» показался европеец. Знающий человек легко узнал бы в нем Жака Мертия, политика, чья репутация балансирует все время на грани фола, который, однако же, каким-то чудом до сих пор занимает должность в правительстве. Трио европейцев тоже вошло в здание склада.

Когда дверь открылась под давлением извне, Шики поднялся со стула. Он поклонился подошедшему французу в знак приветствия и на европейский манер протянул руку, затянутую в кожаную перчатку. Мертий ответил на рукопожатие.
- Рад встрече, мсье Мертий, – негромко начал Шикиаки. – Надеюсь, Ваши дела идут отлично?
В этом, казалось бы, повседневном вопросе крылось ожидание обещанной контрабандной партии оружия.
- Конечно, Исаминэ-сан, – улыбнулся француз, словно бы демонстрируя, насколько отлично идут у него дела.
- Надеюсь, с этим приобретением они пойдут еще лучше.
Японец положил на стол футляр, который принес с собой и открыл крышку. В нем, на алой подкладке в мутном свете лампы блеснул лакированными ножнами японский меч. Мертий довольно улыбнулся.
- Все как вы и просили, мсье Мертий, – рука в перчатке легла на цуку* и пальцы сомкнулись на оплетке. – Клинок ковки мастеров Хэнзо, шлифовка — клан Такадзава, сая** и цука выполнены Кобаяси, а цуба*** – Кирисимой, – Шики вынул меч из футляра, поднял на уровень глаз, левой рукой взялся за ножны, большим пальцем уперся в цубу и «выщелкнул» клинок из сая. С трепетом и уважением, четко читающимися на его лице, японец обнажил лезвие на одну треть — как велит этикет, — и тусклый свет лампы отразился от хамона****.

________
*рукоять
**ножны
***гарда
****узор на рубящей части клинка — результат проковки нескольких слоев металла.

Отредактировано Shikiaki Isamine (2011-07-14 17:59:41)

0

16

Конец ноября, Париж.

  - Господин «следователь», - намеренно выделив последнее слово, начал Бель. – Вы позвали меня сюда за делом, или просто угостить обедом? А то, если второе, то я наберусь наглости и развернусь со своим заказом на полную, - усмехнулся юноша, пронизывая мужчину среднего возраста взглядом. Когда дело касалось работы, он не любил ходить вокруг да около. Признаться, поначалу действительно некоторые заказы на его услуги шокировали, но по пришествию двух лет невольно начинаешь привыкать к любого рода просьбам. Главное, чтобы платили, а остальное - не так уж и важно.
   Помешивая сахар в чашке с кофе, Бель выжидающе смотрел на уже давно знакомого ему следователя. Норбер Леруа был одним из немногих полицейских, к которым он проникся некой симпатией и доверием. Можно сказать, они достаточно давно работают вместе. Именно он связывал частного фотографа с органом власти и преступным миром, частенько подкидывая ему работенку по розыску вещественных доказательств того или иного преступления. Порой Бель чувствовал себя частным детективом, который выслеживал тайных любовников и любовниц жены или мужа своего клиента. Менялись лишь существительные, а сам процесс и суть оставались прежними.
   - У меня есть для тебя работенка, - неуверенным голосом начал Норбер, что было на него не похоже. Обычно, мужчина улыбался и говорил о деле более непринужденным и беззаботным голосом. Сейчас же его лицо выражало некоторую озабоченность. Списав все на личную жизнь, Бель не стал уделять этому фактору особое внимание и задавать лишних вопросов. А зря. - Необходимо собрать как можно больше информации об одном политике. Если заметишь что-то странное, или необычное… В-общем, нам необходимо знать с кем он встречается и какого рода дела ведет. Возможно, он причастен к местной мафии, так что будь осторожен. Вот вся информация, что тебе необходима по этому делу, - мужчина подвинул папку, что лежала у его края стола, к Белю.
    - Хммм… - задумчиво протянул фотограф. – Без проблем, - быстро и легко согласился юноша, расплывшись в обворожительной улыбке. Признаться, у него была такая черта во внешности, которая умиляла окружающих. Так и у следователя на подсознании уголки губ приподнялись в улыбке. Вот только от чего-то он продолжал выглядеть хмурым. Рассматривать бумаги фотограф сразу не стал. Все, что ему еще было необходимо знать - это имя. Остальное он все сделает сам.
    Дело касалось Жака Мертия, известного политика, против которого полиция не могла выдвинуть обвинения без веских доказательств. Он совершил ряд серийных убийств,  убирая подобным образом своих конкурентов, участвовал в террористическом акте и готовил государственный переворот, которого, к счастью, так и не довел до конца. Но беспорядок, что он устраивал в стране, не должен был пройти безнаказанным. Влияние и власть каждый раз покрывали его преступления, но рано или поздно политик должен был показать свое настоящее лицо. Полиция, связанная по рукам и ногам, не могла ничего предпринять. Именно поэтому они решили пойти на достаточно грязный метод – задействовать третье, незаинтересованное лицо. А именно – частного фотографа, который может раздобыть необходимые доказательства, а в случаи разоблачения, не потянуть за собой представителей правопорядка. Полиция официально не имела бы к данному расследованию никакого отношения и ответственности не несла. Вот что скрывал следователь от Беля. Он, прекрасно зная и осознавая смертельную опасность задания, решил скрыть это от фотографа, предоставив дело не более чем «частным расследованием личной жизни политика».

   На протяжении нескольких дней Бель преследовал Жака, но ничего странного и необычного в его образе жизни не находил. До тех пор, пока поздним вечером политик не решил прокатиться на ничем не примечательном «Пежо» по убогому кварталу, которое несло не самую лучшую репутацию. Богом забытый 13-ый район, целая обитель преступного мира. Именно там происходила большая часть противозаконных сделок, передача запрещенного товара, укрытие беженцев и уголовников. Несмотря на то, что подобная информация – ни для кого не секрет, полиция опасалась совать сюда свой нос. Именно потому, что у многих группировок была своя крыша. Весьма влиятельная крыша, должны заметить.
     По одному только виду машин и обстановки можно было смело прийти к выводу, что вот оно – то самое дело, о котором говорил следователь. Связь с преступниками – достаточно веское обвинение для человека, занимающего высокую должность в парламенте. Осознавая это, Бель ощутил жар во всем теле. Похоже, намечается что-то серьезное.
     Он терпеливо выжидал подходящего момента за рулем одного из грузовиков и внимательно наблюдал за тем, что происходило на улице. Попроситься на работу шофером бедному студенту оказалось не так уж и сложно. А точнее, вырубить настоящего водителя, занять его место и сочинить сказку про то, что отец серьезно заболел и попросил подменить его на сегодня. Дабы не создавать лишнего шума на столь важном мероприятии, мужчины пригрозили блондину вести себя тише воды и ниже травы.
     Будучи одетый в серые брюки, неброский плащ поверх полосатой водолазки, и натянутую на глаза шапку, Бель не выделялся из толпы и ничем не привлекал к себе внимания. Как только политик скрылся за дверьми в немного обшарпанного вида здания, фотограф тут же улизнул с сидения кабинки грузовика. При своей работе он научился передвигаться как можно незаметней, и тому, что в любой дом есть задний ход
     В здание он проник на втором этаже, через окно, к которому вели ветки старого дерева на заднем дворе, взобраться по которым не составило труда для молодого и здорового парня. Стараясь не создавать лишнего шума, Бель прошел к лестнице, ведущей на первый этаж склада, откуда и доносились голоса людей. Миновав несколько пролетов, юноша склонился к перилам и достал камеру. Сделка происходила в дальней части склада. По обе стороны от стола стояли двое мужчин, остальные – на несколько шагов позади. Человеческим глазом разглядеть лица и то, что лежало на столе, было невозможным с такого расстояния, поэтому Бель воспользовался возможностями объектива своей подружки – фотокамеры. Человек, с которым политик проводил сделку, стоял к фотографу спиной, так что его лицо было крайне сложно разглядеть. Сделав несколько снимков и запечатлев сам факт проведения столь странного соглашения, юноша продолажал наблюдать за происходящим и выжидать момента, когда мужчина повернется.
     - Хмм… и что это такое? Меч? Самурайский? Зачем, интересно, он ему? Не мог в сувенирном магазине взять? Или это не просто меч? – гадал юноша, не переставая нажимать на кнопку съемки. И тут, волею судьбы, ему удалось-таки заснять лицо торговца холодным оружием. Признаться, Бель не ожидал, что оно окажется столь знакомым. Невольно из рук выпала крышка от объектива, издав глухой стук при падении на самый низ лестницы.
    - Мудак!!! Ты настоящий мудак, Бель! – мысленно выругал себя.
    Вздрогнув, блондин тут же замер, искренне надеясь, что его никто не услышал. Он напряженно стал прислушиваться к словам и шуму, чтобы определить, пора сматываться или можно еще поснимать..
    - Черт, что Шики тут делает? Почему именно он?! – прикусив губу, Бель пытался найти связь между азиатом и происходящим в складе. – Его тут не должно быть, не должно! Ну почему именно сейчас?! Аа?!!!

0

17

- Один из легендарных мечей, сохранившийся в целости и сохранности с восемнадцатого века, – между тем продолжал Шики, – принадлежавший~
За спиной японца раздался легкий стук, словно что-то пластмассовое упало на бетонный пол. Молодой якудза дернулся — и лезвие катаны мгновенно оказалось вне ножен на всю свою длину. Француз побледнел, его люди схватились за оружие. Шики коротко кивнул головой Кодзюро — мужчине, с которым он приехал — и за его спиной послышалось легкое шуршание одежды: это люди клана Мидзуиро рассыпались по складу.
- Что это значит, мсье Мертий? – Негромким спокойным голосом спросил Шикиаки, не опуская меча.
- Это же самое я хотел спросить у вас, Исаминэ-сан.

К Белю неслышно подошли сзади — и один короткий удар в основание шеи отключил парнишку, так и оставляя вопрос без ответа. Люди Мидзуиро потащили обмякшего блондина вниз, к своему хозяину.
Шики-сама, – обратился Кодзюро на ухо молодому человеку, – мы нашли его. Это подросток с камерой.
Шикиаки обернулся и краем глаза глянул на пленника. Ему стоило немалых усилий сохранить бесстрастное выражение лица, когда на краю света и темноты он рассмотрел лицо того, кто осмелился пробраться на встречу якудза и криминального политика.
- Кто это? – Он резко обернулся к Мертию.
- Без понятия, – отрезал тот.
Тут Шикиаки улыбнулся.
- Хорошо, мсье Мертий, я верю, что этот человек с вами никак не связан. Посему я оставлю его себе для задушевной беседы.

Когда Бель пришел в себя, первое, что ворвалось в его сознание, это японская речь, в которой четко было слышно «Шики-сама». Второе, что понял парнишка, это что его руки прочно связаны за спиной, а сам он сидит на стуле, к которому тоже, вероятно, привязан. А третье... Третьим был Шики, который подошел и встал прямо напротив Беля, в каком-то метре от него, оперевшись бедрами о стол. Японец молчал и только смотрел на мальчонку холодным взглядом, в котором было недовольство, раздражение и угроза. Было что-то еще, что Бель никак не мог идентифицировать. Так же молча Шикиаки скрестил руки на груди.

0

18

Бель отчетливо услышал шаги, как люди разбегаются по всему складу.
  - Черт, заметали, - с досадой хмыкнул про себя юноша, попытавшись скрыться в тени соседней комнаты, но не успел. Его обнаружили гораздо раньше, чем подросток успел это заметить. Резкая боль и провал в темноту…

   Колющая боль в области затылка заставила блондина разомкнуть глаза. Сквозь нечеткие очертания он мог различить тусклый свет лампы, который, благо, не резал взгляд. До ушей доносилась режущая слух иностранная речь. Разобрать слова было невозможно для того, кто к ней совершенно не привык. Но среди монотонной болтовни, Бель отчетливо различал слова «Шики-сама», которые повторялись, словно специально для него, несколько раз. Постепенно очертания комнаты, в которой он находился, стали проясняться, как и сковывающие ощущения рук, торса и ног. Бель не мог даже пошевелиться, разве что дернуться в ту или иную сторону.
    - Что происходит? Где я? – сами по себе всплывающие вопросы в его голове, которая, казалось, трещала по швам. – Что-то мне это напоминает… - отметил подросток, поднимая взгляд на демонстративно вставшего перед ним азиата. – Помнится, при прошлой нашей встрече голова разрывалась так же. Правда, по другой причине.
    Невольно всплыли воспоминания, обрывками мелькая перед глазами. Бель, как ни старался, так и не смог выкинуть их из головы. Признаться, он давно хотел встретиться с ним вновь, но ведь это были пустые и наивные мечты школьника. Но почему это должно было произойти именно так?
    Раньше юноша часто представлял их случайные встречи. В кино, в баре, в супермаркете. Каждый раз он приветливо улыбался азиату, благодарил его, ловил теплый взгляд и добродушную ухмылку в ответ. Кто бы мог подумать, что реальность настолько сильно отличается от иллюзий? Да, они снова встретились. Только вместо ресторана – комната допроса, вместо улыбок – каменное выражение лица, а вместо взгляда – колкий лед. И молчание… Они смотрели друг на друга уже достаточно долго, но никто не решался начать разговор первым. От чего-то Белю снова почувствовал себя школьником, провинившимся и пробравшимся в место, где его не должно быть. Словно история повторяется вновь, разве что в прошлый раз это была невинная забава, а сейчас…
    - Неужели это правда? Неужели, Шики, ты принадлежишь преступному миру? – не мог поверить в это фотограф, невольно опуская взгляд. Казалось, он разочаровался и сильно расстроился. Просто, последние полтора года, он мечтал о нем, будучи уверенный, что азиат просто владелец крупной компании у себя в стране, либо хороший политик. Либо просто из знатной семья, как было в Англии несколько сотен лет назад – Графы и Герцогини. Почетные и уважаемые народом люди. И вместо рыцаря перед ним черный всадник.   
     - Что… со мной будет? – Бель первым разорвал нависшую тишину чуть дрогнувшим голосом. Он боялся поднять глаза и вновь встретится с плодом своих фантазий взглядом. – Теперь так сложно… просто сказать «спасибо за все».

+1

19

Шикиаки смотрел на расстроенное, разочарованное лицо щенка и прекрасно понимал, что в душе парнишки что-то ломается: таких лиц не бывает у тех, кто забудет о тебе уже на утро, таких лиц не бывает у тех, кто, внезапно увидев тебя снова, не в состоянии вспомнить твоего имени. Он смотрел на этого мелкого гаденыша и боролся с двумя желаниями: разбить тому лицо в кровь и впиться в губы. Твою мать, ну какого хрена он полез на склад, какого хрена именно он должен был сидеть в темноте с фотокамерой? Он смотрел на Беля все тем же колючим опасным взглядом, все с тем же безразлично-недовольным выражением лица.
- Все зависит от того, насколько ты понятлив и умен, -- отрезал Шики, голосом, в котором звучала угроза наказания. -- Слушай меня внимательно и делай правильные выводы, Бель. -- Японец не шевелился, стоя перед парнишкой черным истуканом, затянутым в строгий костюм со светлой рубашкой. -- Фотографии с твоей камеры я стер. Но ты вляпался по самое "не балуйся". Из таких ситуаций люди живыми не выходят. Но перед смертью они еще очень долго мучаются, пока не расскажут все, что знают. Сейчас ты четко и внятно ответишь на мои вопросы. Есть еще фотографии со мной и Мертийем? Кто тебя нанял? И ты совсем дебил, что ли?

Шики едва сдерживался. Он не ожидал, что тот факт, что щенок окажется вовлеченным во все это, его так зацепит. Он не хотел признавать, что его волнует судьба этого чертового гаденыша, который, судя по всему, думает задницей -- если думает вообще. Здесь и сейчас Шики представлял клан и, следовательно, должен уничтожить любую угрозу его благополучию. И по иронии судьбы этой угрозой оказался именно Бель -- не в меру шустрый мальчишка, однажды оказавшийся в жизни Шикиаки. И Шики знал, что, если парнишка заупрямится, он его убьет. Собственными руками.
Японец сделал медленный вдох, глядя в упор на малолетку.

Отредактировано Shikiaki Isamine (2011-07-15 00:11:10)

0

20

Бель слушал его, но отвечать не спешил. Он все еще не находил в себе храбрости, чтобы поднять голову и посмотреть ему в глаза. Мысленно винил себя за глупость. Но с другой стороны, как бы он поступил, случись так, что он благополучно добрался бы до дому? Ведь факт участия во всем этом Шики бегством не изменить. Настучал б на него, или сказал, что ничего не видел? Скорее, предоставил бы фотографии со спины и дико извинялся, что лица так и не удалось заснять. Хотя, Норбер бы никогда в подобное не поверил.
    Юноша прекрасно осознавал, во что вляпался. Прекрасно знал, что крыс и доносчиков ненавидят больше всего. Их истребляют с особым презрением. И данный случай не исключение.
    - Ты, вроде, взрослый человек, а задаешь такие глупые вопросы, - невольно Бель усмехнулся, но его слова прозвучали безобидно. – Если моя камера, как и остальные носители информации, у тебя, то откуда еще могут быть фотографии? Мои заказчики… ты же прекрасно и сам понимаешь, что я не могу этого сказать, - лишь сейчас Бель осознал всю катастрофичность ситуации. Все то, что не решился рассказать ему следователь. Ведь если разоблачить причастие органов власти, то разразится новая волна государственного переворота. Погибнут люди по прихоти правительства и полиции, которые поочередно пытаются натянуть на себя одеяло, а безобидные граждане волею судьбы попадают под обстрел. Такие же, как он сам. Никому не нужный расходный материал. – Но ты можешь за себя не волноваться. Моей целью был Мерье, так что, убрав одного единственного свидетеля, твоя личность останется в тени и ускользнет из области подозрений, Шики.
    Бель старался говорить ровно, спокойно, ничем не выражая своих чувств и эмоций. А внутри все переворачивалось, разрывалось, трещало по швам. Ему хотелось закричать, потребовать объяснений, биться руками об стенку. Кто бы мог подумать, что разочарование может оказывать такое влияние на человека. Губы подростка тронула грустная улыбка, но он тут же скрыл ее за маской безразличия. Пусть она и едва сдерживала его порывы.
     Набрав в грудь побольше воздуха, Бель решился поднять взгляд. Он хотел было высказать что-то в свое оправдание, но, встретившись с его холодными, пронизывающими глазами, не смог вымолвить и слова. Мысли беспорядочно крутились вокруг другого. Например, как он замечательно выглядит в деловом костюме. Или, как ему идет эта стрижка. Что он практически не изменился с их последней встречи. Бель вновь вспомнил ту историю. Он ведь не был идиотом, чтобы не понять всего того, что Шики для него сделал. Он и сейчас понимал, что азиат злиться. Злиться не меньше его на жестокость случая и судьбы. Ведь если бы они встретились при других обстоятельствах, если бы только они не были теми, кем являются…  все могло обстоять иначе.
    - Не смотри на меня так, - мысленно молил юноша. – Не хочу, чтобы ты меня ненавидел. Не хочу, чтобы ты меня презирал. Лучше убей, но не терзай таким холодным взглядом. Не таким я мечтал тебя увидеть…
    - Прости, что вновь доставил неприятности, - виновато улыбнувшись, проговорил Бель. – Но такова моя работа. Как, в принципе, и твоя.
   Блондин не питал надежд, не просил пощады, не вымаливал свою жизнь. Он смирился с своей участью давно. И если уж погибать, то лучше от руки значимого тебе человека, чем от сторожевого пса.

0


Вы здесь » .Coffee and cigarettes » .Флешбеки » Не ходите, дети, в Африку гулять...